Тициан - на главную































Тициан
Тициан   Вечеллио   да   Кадоре   1477   –   1576
"Король художников и художник королей"


Тициан
    Биография     
    Вазари    
    Портреты    
    Иисус Тициана    
    Мифология    
    Мадонны   
    Хроно

   
Даная
Благовещение, 1520

Творческая деятельность Тициана в этот период отличается неистовой активностью. Начиная с 1523 года он возобновил отношения с Федерико Гонзага, которого посетил в Мантуе в 1529 году; новый дож Андреа Гритти заказал Тициану, официальному живописцу Серениссимы, картины для Палаццо Дожей: портреты, упоминавшуюся уже «Битву при Сполето» и «вотивную картину», которую Тициан завершил только в октябре 1531 года и которая также погибла при пожаре 1577 года. В то время в карьере художника произошел еще один важный поворот: благодаря посредничеству Федерико Гонзага Тициан встретился в 1529 году в Парме со своим будущим покровителем, императором Карлом V. Во время второй встречи в Болонье в 1533 году Карл V возвел Тициана в графское достоинство с титулом графа Палатинского и рыцаря Золотой шпоры. Тогда же художник исполнил портрет императора, ныне хранящийся в Прадо. В Венеции Тициан поддерживал тесную дружбу с Пьетро Аретино и Якопо Сансовино, приехавшими сюда в 1527 году после разгрома Рима императорскими войсками; так возник «триумвират», в течение долгого времени определявший характер венецианской художественной культуры. Положение императорского живописца предоставляло Тициану множество привилегий и принесло ему широкую известность, недостижимую ни для какого другого мастера. Не случайно поэтому Ариосто в 1532 году в поэме «Неистовый Роланд» упоминает Тициана среди величайших современных художников, наряду с Рафаэлем и Микеланджело; не случайно все итальянские дворы стремятся иметь его произведения. Для урбинского герцога'Франческо Мария делла Ровере, помимо его величественного портрета и парного к нему изображения его жены Элеоноры Гонзага, Тициан в начале тридцатых годов исполнил «Кающуюся Магдалину» (ныне в галерее Питти), подлинный триумф чувственной красоты, и таинственную «La Bella (Красавицу)», также находящуюся в Питти. Для сына герцога, Гвидобальдо, в 1538 году он написал так называемую «Венеру Урбинскую» (Уффици), быть может, самый соблазнительный женский образ, созданный кистью Тициана. Если в позе «Венеры» из Уффици есть еще воспоминание об аналогичной композиции Джорджоне (Дрезденская галерея), которую молодой Тициан завершил после смерти мастера из Кастельфранко, то дух этой картины совершенно иной. Исчезла всякая идеализация, Венера изображена как богиня только чувственной любви - куртизанка в своем алькове. 1538 год снова стал решающим для Тициана: несмотря на настойчивость испанских послов, пытавшихся убедить его уехать в Мадрид, мастер и на этот раз решил остаться в Венеции, где он завершил «Битву при Сполето» для Палаццо Дожей, над которой работал с 1513 года. Это большое полотно также погибло при пожаре 20 декабря 1577 года; от него остались лишь немногие подготовительные рисунки и копия в Уффици. Они, как и свидетельства тех, кто видел картину в Палаццо Дожей, с очевидностью говорят о том, что Тициан, насыщая ее волнением и героическим порывом, подчеркнутыми неистовой динамикой фигур, ориентировался на композиции, которые Микеланджело и Леонардо предполагали исполнить для Палаццо Веккьо во Флоренции. Сходный характер носило другое произведение, к сожалению, утерянное, - «Благовещение», исполненное в 1537 году для монастыря Санта Мария дельи Анджел и в Мурано (отказавшегося принять картину) и известное только по гравюре Каральо.

В 1539 году Тициан завершил «Введение Марии во храм» для Скуола Гранде ди Санта Мария делла Карита, ныне находящееся в галерее Академии в Венеции. Важнейшую роль в этой картине, поразительной по сияющей красочности и реализму деталей, играет архитектурная перспектива, вдохновленная театральной декорацией. И в этом, и в других аспектах произведения сказался интерес Тициана к римско-тосканскому искусству, именно с 1539 года представленному в Венеции Порта и Сальвиати, а позднее Вазари, впервые приехавший в город в 1541 году для постановки на сцене «Таланты» Аретино. Взаимоотношения Тициана с этими художниками и с маньеризмом в целом оценивались критиками по-разному. Несомненно, что Тициан - по сравнению с Порденоне, первым провозвестником маньеристического языка в городе па лагуне, - стал гораздо свободнее по отношению к искусству Микеланджело, придававшему столь большое значение ракурсам, что можно отметить и в предшествующих тициановских работах: достаточно вспомнить «Ассунту» из Фрари. Его соприкосновение с маньеризмом представляется скорее уступкой моде (Сальвиати, Порта, Вазари были приглашены в Венецию представителями интеллектуальной элиты, политически близкой папскому двору), чем следствием истинного обращения в новую веру. Если кто-либо из живописцев и мог вдохновить его более других, то это Джулио Романо, чьи произведения Тициан видел в Мантуе. Действительно, именно из мантуанских композиций Джулио Романо больше, чем от тосканских художников, работавших в Венеции, заимствовал он изображения мускулистых обнаженных тел, вращающееся движение фигур, контрапосты и хиазмы, которые мы обнаруживаем в живописи Тициана этого периода, начиная с «Коронования терновым венцом» (1540; Лувр) и «Иоанна Крестителя» (1540; Галерея Академии в Венеции) до трех плафонных композиций для Санта Мария делла Салюте (1542-1544). В подобных произведениях, а также в других картинах на светские темы, как «Обращение Альфонсо д'Авалос к войскам» (1540-1541), или мифологические сюжеты, например, в так называемой «Венере дель Пардо» (1540; Лувр), маньеристическая патетика достигла у Тициана кульминации: брутальный, декламационный пафос сообщает изображению драматизм. Нельзя при этом не отметить, что, несмотря на скульптурность объемов, смелые ракурсы, подчеркнутые светотеневые контрасты в изобразительном языке Тициана неоспоримо господствует независимая и свободная стихия цвета. К периоду так называемого маньеристического кризиса восходит серия поразительных портретов: от «Портрета кардинала Пьетро Бембо» из Вашингтона, датируемого 1539-1540 годами, до «Портрета Рануччо Фарнезе», возможно, написанного в Венеции в 1542 году, когда двенадцатилетний внук папы был назначен приором церкви Сан Джованни деи Фурлани, принадлежащей Мальтийскому ордену. К этой же серии относятся «Портрет папы Павла III Фарнезе» (ныне в Неаполе) и «Портрет дворянина», за интенсивно голубой цвет глаз прозванный «Портретом молодого англичанина» (Питти), а также «Портрет дожа Андреа Гритти» (Вашингтон), написанный несколько лет спустя после его смерти в 1538 году, и портрет друга художника, Пьетро Аретино (Питти). В этих портретах Тициан с резкостью, граничащей с цинизмом, передает не только физиогномические особенности портретируемых, но и их психологические черты: героическая духовная сила дожа-воина, дерзкое высокомерие тосканского поэта, выстраданная религиозность папы, строгость и сдержанность «Молодого англичанина» выражены изумительными красочными симфониями.

Начиная с 1539 года, благодаря Аретино Тициану удается завязать отношения с могущественным семейством Фарнезе, к которому принадлежал папа Павел III, и, как мы уже видели, исполнить портреты юного Рануччо и самого папы. В 1545 году, приняв приглашение кардинала Алессандро Фариезе, пообещавшего папский бенефиций для сына Тициана, священника Помпонио, художник наконец решился отправиться в Рим. Он выехал из Венеции в сентябре 1545 года и после краткого пребывания в гостях у герцога Урбииского в Марках 9 октября приехал в Рим. Именно на этом этапе творчества Тициана поездка в Рим, которая позволила бы ему увидеть истоки маньеристической поэтики - произведения Рафаэля и Микеланджело, - кажется почти необходимой. Тем не менее создается впечатление, что Тициан преодолел маньеристический кризис начала сороковых годов еще до того, как отправился в путешествие. И действительно, в его багаже была замечательная «Даная» (ныне в Неаполе), написанная незадолго до отъезда из Венеции для Оттавио Фарнезе, внука Павла III, - ясное доказательство перелома, происшедшего в то время в тициановской поэтике, его разрыва с маньеризмом. Физическая импозантность фигуры «Иоанна Крестителя» или атлетических персонажей библейских историй, населяющих плафоны Санто Спирито ин Изола, уступает место натуралистической чувственности, где вновь проявляется его интерес к свободному и насыщенному колориту, особенно в пейзаже.

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8


Никола Поцца. "Биографическое исследование жизни и творчества Тициана Вечелио". Содержание



Часть первая:

Падуя, 1509 год
Смерть Джорджоне
Фрески Скуола Санто
Любовь небесная
Ассунта Тициана


Часть вторая:

Театр в Венеции
Дож Лоре Дан
Чечилия и Тициан
Женитьба Тициана
Праздник Венеции


Часть третья:

Аретино в Риальто
Смерть Чечилии
Портрет Карла V
Тайна Сансовино
Ужин с Аретино


Часть четверая:

Книга Вечеллио
Король Павел III
Поездка в Рим
В Аугсбурге
Орса


Часть пятая:

Св. Лаврентий
В Аугсбурге
Помпонио
Новое в книге
Чума 1576 год


Художник Тициан Вечеллио. Биография, картины, рисунки, книги, критика
Titian Vechellio da Cadore, 1477-1576 www.titian.ru e-mail: me(at)titian(dot)ru


Посещаемость